include_once("common_lab_header.php");
Excerpt for Торжественное собрание сочинений. Том Второй by , available in its entirety at Smashwords





Tоржественное собрание сочинений
Том
II

Сергей Гора


Copyright © 2015 Sergei Gora
All rights reserved





Содержание


Когда сочинения собираются в торжественной обстановке. Часть вторая
Вступительный комментарий

Из цикла СТËБ

Напрасные дрова
Пой, шестиструнная, романс
Меня нежданный спас сюрприз
Слов бросанье про кусанье
Пьер-р-р-одословная
Волково́е танго
Алечкина песня
А зовут меня Аркадий
Дон-Бондаренко-Жуан
Миниюбка
Совет наивным ухажëрам
Пародия на песню Мои года – моë богатство…
Учит психологию красотка
Да здравствует дружба!
Памятка служащему
Первой и… незабвенной тëще
Нелли в Нью-Йорке
Нам всем часы перевели
Кофе
Вовочкины загадки

Из цикла Портреты памяти

Одноклассницы… одноклассники…
Машка
Секретарши
Сцена… рампа…
Танец-мираж
Величество случай
Песня запасного игрока
Пойми меня, мама
Встаньте, бабушка
Сединка
Казино
Старовокзальная зарисовка
Снег над Водным стадионом

Из цикла Музыка природы

Секвойя
Йосемите
Начинается гроза

Из цикла Картины и картинки

Синее… Белое… Красное… Чëрное…
Эрмитаж
Русский музей
Старик-орга́н
Картинки к алфавиту
Странный вальс
07… 07… 07…
Три нуля и три семëрки

Из цикла Лирическая правда

Сентенции о любви
Русские глаза
Улыбка Феи
Романтик
Венгерский танец
Небесной тропинкой
Благодарность семнадцатилетнего
Вечный риторический вопрос
Принцесса
Поиграем?..
Наслаждаются лысеющие львы
Признание
Храмы любви
Гусарская баллада
Поклон тебе за Еву, Бог!
Белый листок
Позвони. Tы ведь знаешь мой номер
Строки отроческой влюблëнности
До свиданья, милый друг
Иммигрантско-сексистское сетование
Этот печальный романс

Из цикла Будьте как дети

Кид… Ребëнок… Анфан… Бамбино
Соску бросить мне не получается
Жил я в небе…
Маргошка и кошка

Детские стишки

Веды

Вступление
Созвездия
Гамаюн
Сва́рог
Лада
Три бога солнца
Ярило
Даждьбог
Макошь
Велес
Перун
Семаргл
Стрибог
Морена
Леля
Кончается Сва́рога ночь

Из цикла Тосты

Вступление к поэме Радуга
Поздравление с Днëм душедцатилетия
Поздравление коллеге
Застольный экспромт
О, женщины…
Эх, апрели мои первые

Знаки Зодиака

Козерог
Водолей
Рыба
Овен
Телец
Близнецы
Рак
Лев
Дева
Весы
Скорпион
Стрелец

Из цикла Заповедная Америка

Вверх по Пятой авеню
Силиконовая песенка
Трайбека
Итальянский квартал
Принстон
Йел
Размышления у могилы С. Рахманинова…
Американское разделение
Трамвай Желание
Миссиссиппи
Сабвей
Вперëд на Лонг-Айленд
Койот

Из цикла Лирическиe раздумья

Кое-что за кадром
Гонка
Лунная песня
Бабушка, мне сказку расскажи

Осталось место только для поэмы
Вместо послесловия


***

Благодарности

Другие работы автора

Об авторе




Когда сочинения собираются в торжественной обстановке. Часть вторая
Вступительный комментарий

Естественно, одной из тем данного торжественного собрания стало бы обсуждение Первого тома, который кто-то уже прочитал и прокомментировал, – разумеется, если бы собравшиеся были действительно наделены физической способностью сидеть за столом и говорить. Вообще, кто-то в данном контексте представляется самым неопределëнным из местоимений, – подмечу, что местоимения с частицами либо и нибудь – теоретически ещë более неопределëнны, однако, если иметь в виду творчество, то никто никогда не скажет: кто-либо или кто-нибудь посмотрел или прочитал, так как такими словами выражается единичность, случайность ознакомления с творчеством и, в конечном итоге, крайняя непопулярность произведений. Все авторы предпочитают говорить: кто-то… При этом могут подразумеваться и два читателя, и миллион таковых, – главное, что при такой форме упоминания (тo есть кто-то) имеются в виду конкретные люди в уважительно-множественном, хоть и в точно не определëнном, числе. Таким образом, если бы стихи обладали материальной оболочкой, они бы, наверное, с удовольствием обсудили те ситуации, когда местоимение кто-то отражает реальный успех. A таковой, как известно, оказывается тайной за семью печатями.

Сравните, к слову, два банальных всем известных примера. Пример первый. Зайдите, скажем, на «Сноб.ру», «Эхо Москвы», «Свободу» и т. п. (Специально не упоминаю пропутинский официоз – ибо в подобные издательства я бы даже по нужде не зашëл, – уж дотерпел бы как-нибудь до бижайшего макдака – по крайней мере, там туалеты чище, чем тексты толстых журналов и всяких московских комсомольцев и комсомольских правд – прости господи…). Так вот на этих сайтах, где пишут в основном уважаемые люди – хотя и на уровне сочинений по литературе среднего советского десятиклассника – вы увидите 150 000-200 000 прочтений-кликов за несколько недель. Скажите на милость, снилось ли такое читаельское внимание прежним великим Гомерам, В. Шекспирам и А. Пушкиным?.. Разумеется, нет. Зато каждый великий до недавнего времени был уверен, во-первых, в том, что его устный рассказ или публикация дойдëт до желанного слушателя или читателя, а также в том, что его произведения будут оценены профессиональными и понимающими людьми. При этом напрашивается банальная и весьма замыленная фраза: «Дело не в количестве чего-то или кого-то, а в качестве». Помните, как в недавнем прошлом подчëркивалось и ныне подчëркивается в школьных программах: «…Он был членом такого-то кружка, некоей Могучей кучки или кружка В. Белинского (…куда входило от силы десять-пятнадцать авторов…), и это… свидетельствует о его таланте, ведь в состав сего клуба входили и М. Мусоргский, и М. Балакирев, и В. Стасов… В. Белинский, Ф. Достоевский, И. Гончаров и т. п.

В этой связи, согласитесь, трудно представить себе каких-нибудь «В. Белинских», «Н. Римских-Корсаковых» и даже «С. Довлатовых» с «Л. Улицкими», сидящими день и ночь за компьютером и прочитывающими тысячи стихов на сотнях сайтов, кликая на имена понравившихся авторов. Таким образом, продолжает оставаться загадкой ответ на вопрос о том, чего стоят все эти «клики», и какие именно из них заслуживают внимания, соотносясь с понятием «успех». Одним словом, какому желанному числу (или количеству) должна равняться эта самая совокупность критиков и ценителей, подразумеваемых под словом кто-то? Как сказал мне один из уважаемых московских издателей: «…Невозможно гарантировать и точно спрогнозировать успех того или иного стихотворения. Произведения могут стать широко известными, то есть популярными, спустя целое столетие». Так что кто-то – хоть и неопределëнное, но в данном контексте, пожалуй, самое точное местоимение: дескать, «кто-то» обратит внимание сейчас, а «кто-то» прочтëт потом… через 100 лет.

Подобно тому, как люди стремятся чего-либо непременно достичь и куда-то обязательно попасть (не вляпаться, а именно попасть…), так, видимо, и произведения – будь они существами одушевлëнными – тоже бы надеялись на торжество в каком-либо подобающем для этого месте. Короче, возникает вопрос, где лучше размещать публикации, чтобы количество тех самых кого-то увеличивалось от поколения к поколению – это, конечно, при том условии, что одно из будущих поколений совсем не перестанет интересоваться поэзией? Итак, с одной стороны, бумажные издания становятся нелепым атавизмом, и считающие себя нормальными люди – особенно молодые – предпочитают с литературой знакомится онлайн, то бишь по интернету, через киндл, программы для смартфонов и т. д. С другой стороны, наличие бумажно-изданной книги, да ещë в красивом переплëте и с клеймом престижного издательства, всегда будет оставаться символом успеха. В связи со сказанным сразу же просится лозунг: «Вперëд в интернет!». Впрочем, остановитесь на минуточку, и давайте посмотрим на цифры. Итак на 21-е сентября 2015-го года (а представьте себе, что будет через 20-30 лет…) только на одном портале Союза Писателей России «Стихи.ру» опубликовано 30, 549, 441 (тридцать миллионов пятьсот сорок девять тысяч четыреста сорок одно стихотворение). А ведь есть ещë десятки, если не сотни подобных сайтов (опять же сейчас, – а не через десятки лет, когда данное число увеличится как минимум в те же десятки раз). Короче, каковы шансы у самого талантливого на свете начинающего поэта. Один из ста тысяч?.. Один из миллиона?.. Ответ ясен: никаких шансов, если надеяться только на онлайновые публикации. К тому же качество 95% стихотворений на соответствующих порталах, мягко говоря, оставляет желать лучшего, немедленно отталкивая случайно забредшего на сайт зеваку-интеллектуала. В то же время и читающая молодежь, и те же самые эксперты-политологи, культурологи, и литературоведы спешат (точнее вынуждены спешить) в университетские и прочие библиотеки, чтобы ознакомиться именно с твëрдой (бумажной) копией книги или журнала. Добавим к этому, что любой вебсайт совсем не застртахован от внезапной остановки работы или какого-либо иного коллапса, когда все ваши произведения могут быть просто стëрты. Представьте себе, что подобное случится уже после вашего ухода из жизни, и Вы тогда уже ничего не сможете изменить, невольно отправляя своë творчество в забвение. Но не будем о грустном, ведь поэт-оптимист должен быть уверенным, что рано или поздно в интернете или в библиотеках его труды будут востребованы. В итоге, к неопределëнному местоимению кто-то так или иначе невольно присоединяются не менее неопределëнные, но в то же время не менее обещающие где-то и, конечно же, когда-то И таким образом, формула читательского успеха легко сладывается из призрачно-ожидаемой суммы трëх неясных, но подающих надежду слов: кто-тогде-токогда-то

Раз с неопределëнностью всë вроде бы ясно, то остаëтся прояснить последний вопрос, возникающий при чтении Второго тома (как, впрочем, Первого и Третьего…) – явление, которое явно противоречит редакторско-поэтической этике: принято, мол, в сборники помещать стихи примерно одного периода, – а в противном случае указывать, что предлагаются совсем непохожие друг на друга по стилю (а то, прямо скажем, и по качеству) стихи разных лет. Где Вы, например, видели сборники произведений А. Пушкина с «Евгением Онегиным», соседствующим с лицейскими опусами поэта?! Короче, редакторы очень не советуют соединять стихи разных лет в какое-то одно собрание… тем более весьма избранное и с явной претензией на торжественность. Ответ возникает весьма «риторически-метафорический»: «Разве на торжественные собрания приглашают людей только одного определëнного возраста или разве на основе одного только возраста их рассаживают за столы или по рядам (?!)». Неужели важно, на двадцать или на пятнадцать лет раньше или позже написал Шекспир свою драму, а Гомер – тот или иной раздел Илиады?! Конечно же, я не настолько дешëвый бахвал, чтобы отождествлять свои потуги с талантом великих, хотя, с другой стороны, очевидно, что тот, кто сотворил и запрограммировал меня, отправив на Мидгард (Землю), нисколько не глупее того, кто сотворил, запрограммировал и послал на Мидгард-Землю В. Шекспира, А. Пушкина и прочих «Тесл» с «Энштейнами». (Кстати, не плохо бы всем землянам помнить о подобном сравнении, а то всë больше рабов-роботов сознательно предпочитают серость и никчëмность своей судьбы – спасибо так называемым мировым религиям…). Возвращаясь к сказанному, отмечу, что существенней всего представляется ретроспектива человеческой жизни как единства, отражающего специфику соответствующего ей временного периода. Иными словами, если кто-то что-то сказал, допустим, в 970-м году, мне захочется узнать, что думало поколение, родившееся на 30 лет раньше и умершее на 30 лет позже, то есть речь будет идти о творчестве в период 940-го – 1000-го годов. Вглядываясь, например, в прошлое, мы навряд ли захотим узнать о каких-то сиюминутных, тщательно спрессованных временем проявлениях; наоборот, мы примемся изучать временной антураж, характерный для соответствущего поколения. Дело ведь не столько в том, что говорилось на каком-то одном… торжественном собрании, сколько в воссоздании обстановки разных торжеств, отражающих развитие и перепитии чьей-то жизни.

Ну а нам выпал шанс воссоздать… торжество русской жизни конца ХХ-го начала ХХI-го веков – времени, когда русскость стала синонимом слова эмиграция. О грустном или о весëлом этот вывод?.. Уж судите сами, читая предложенные стихи.




Из цикла СТËБ (Смехо-Творчество, Ëрничество, Балаган)


Напрасные дрова
душещипательный любовно-экологический напев
на мотив романса «Напрасные слова»

Поставленный в тупик отказом Вашим резким
Я то́тчас осознал¸ что на свету нет звёзд…
Я Вам писал в любви слова признаний веских,
Но, корчась, лист опал, и всё коту под хвост…
[припев:]
Прекрасные слова прекрасной половине:
Костра заманчив блеск, да только искры злы…
Напрасные дрова трещат в моем камине.
Зачем же тратить лес на тление золы?

Не в лад земной судьбе уйду из жизни пусть я.
Отрадой будет сон, когда навек усну.
Но с Ладеном в борьбе на небоскрёб не пустят…
Охрана у мостов, – не бросишься в волну!..
[припев:]
…Течёт моя слеза, горит моя обида.
Любовь письмом сочтёшь, а там пустой конверт,
Как поздно я познал, что… калий цианида
В аптеке не возьмёшь, не предъявив рецепт!..


Пой, шестиструнная, романс
поëтся весьма выразительно и достаточно протяжно… растягивая гласные

Пой шестиструнная романс
В печали головокружений.
Меня томит её баланс
На счёте личных сбережений…

Очей не скроют уголька
Стыдом приспущенные веки.
А длань изысканно тонка…
Когда выписывает чеки.

Я ж на любовь махнул рукой. –
Видать, не Ржевский я поручик.
Мне девы девичий покой
Дороже всех корыстных случек.


Меня нежданный спас сюрприз

Когда я впрямь решил жениться,
Меня нежданный спас сюрприз:
У пассии… под половицей,
В натуре, черти завелись.
Уже опутанный сетями,
Я сам себе в сердцах сказал:
«На кой мне чёрт жена с чертями,
Вокзал-базар, базар-вокзал?!.».

Едва очнувшись от испуга,
Услышал подкраватный «гав»:
«Чертей нам нанесла подруга,
Со всеми враз оттанцевав…».
Эх, око внутреннего зренья,
Вместилище душевных брызг!
…И словно музыка прозренья –
Заветной половицы визг!


Слов бросанье про кусанье
собачее признание

Нету счастья без кусанья, –
Этот кайф не описать.
У собак нет расписанья,
Где, когда, кого кусать.

Мы готовы – только свистни –
Укусить, не дуя в ус.
Высший смысл собачьей жизни –
Смачный, искренний укус.

Всем – своё, а нам зубастым
Предначертано судьбой
Всех подряд кусать – и баста –
Не сочтите за разбой.

Где без ножниц парикмахер?..
Грифель – в лад карандашу…
Без кусанья жизнь – не сахер!
Дайте я Вас укушу!

***

На лестнице собаку не стоит опасаться.
Кусанье со ступенек – проблема для собак:
Ни встать, ни подобраться, –
Не стоит и стараться.
Ах, с лестницы кусаться
Я не могу никак!

Зато всё идеально,
Когда горизонтально
Я с кем-то пребываю в позиции одной.
Хвать!.. Будет то, что будет, –
Укус вражды не будит. –
А на ступеньках, люди,
Не смейтесь надо мной.

На лестнице-заразе
Я как свинья без грязи:
Не выпрыгнуть в проказе,
Кусаться нету сил.
Плод чьих ж злых фантазий
Ступенек безобразье? –
Того бы я в экстазе
За попу укусил!


Пье-р-р-одословная

Пёс в людском воображеньи –
Незадача, – се-ля-ви.
Но в моём происхожденьи
(Не теряйтесь в заблужденьи)
Есть загадачность любви.

Как же так могло случиться (?) –
Знать, попутал сатана –
Моя бабушка, волчица,
Из лесных господ девица,
Вдруг влюбилась в… кабана!

Дед был хахелем примерным:
В такт зазнобе верно выл.
Но, случившись благоверным,
Дал отбой уставшим нервам,
Став свиньёй, каким и был…

Начал он в грязи валяться
По утру́ и при луне.
И поэтому, признаться,
(Чтоб лгуном не показаться)
Эта страсть присуща мне:

Генетическая шалость:
О помёт тереть бока.
Всё ж от бабушки досталось,
Мне (прошу не счесть за малость)
Два воинственных клыка.

Серый я, точь в точь, как бабка, –
Мечу жертву сквозь окно.
Но, как дед, люблю я сладко
Распластаться там, где травка
И гусиное дерьмо.

Суть генетики – загадка, –
Не проглотишь в два глотка. –
Свинский нрав и волчья хватка
(Если близко с мясом латка)
Слиты в пёсьем «Дэ-эН-Ка».


Волково́е танго

Танцуем танго мы с волка́ми
Все дни и ночи напролëт.
…С такими страшными клыками,
Что к нам никто не подойдëт.
Качает дуб, трясëтся ëлка,
Садовый рушится барьер. –
На свете нет нежнее волка,
Чем зверь-терьер по кличке «Пьер».

Танцует небо с облаками.
Танцуют рыбки кой в пруду.
Танцуем танго мы с волка́ми
У Еремея1 на виду.
Все философские вопросы
Тут неуместны – вывод прост:
Когда, кружась, чернеют но́сы,
То романтично выгнут хвост.

________

1 Имя зайца, который у нас живëт.


Алечкина песня

Я собака с симпатичной рожей,
И другой такой собаки нет.
Я живу под полочкой в прихожей.
Мне уже почти тринадцать лет.
Я всегда всему на свете рада:
Кушать, спать, резвиться и гулять.
Только мне не нравится команда:
«Успокойся, Алечка, и сядь».

Лаю я заливисто и звонко,
Если кто-то постучится в дверь.
Я немного больше, чем болонка, –
Всё равно я самый страшный зверь!
Догов мне бояться не пристало:
Шерсть у догов – слишком коротка.
Я бы всех их тут же разогнала,
Если бы была без поводка…

Знаю, что мне всё всегда простится,
Сколько б не ругали вы меня. –
Даже если укушу партийца2
И обои вымажу, слюня.
Впрочем, чтобы печься о порядке,
Вам самим ловить не стоит мух. –
Лужа вон, на лестничной площадке –
К счастью, у жильцов ослаблен нюх…

Обожаю тёмные задворки:
Мой инстинкт к охоте не остыл.
Все подвалы для меня как норки,
Где лисиц укрывшихся хвосты.
Утром не страшит меня прохлада,
Ночью тьмой меня не удивишь.
Я собака, а собаке надо
Меж котов поддерживать престиж.

________

2 Алечка любила кусать видных членов КПСС под столом.


А зовут меня Аркадий
посвящается приятелю, который при всех режимах хотел жить хорошо и… даже немножко лучше.Читается с характерной для Аркаши интонацией

Мне вручили это имя
В пятьдесят седьмом – на бис –
Мама, ядерная химик;
Папа, признанный джазист.
Пью всегда здоровья ради
И поэтому здоров.
А зовут меня Аркадий.
Мой девиз: всегда готов.

Я учился, не тревожась
Встретить сессии аврал,
Ведь летел мой запорожец,
И костёр не догорал.3
А когда решил жениться
И валюту начал стричь,
По совету сослуживцев…
Я купил себе Москвич
4.

Под застойные напевы
С песней двигались дела. –
Отдавал приказ: «налево»,
И налево мебель шла.
А когда нашлась управа
На торговый беспредел,
Я ушëл на биржу, вправо. –
И опять стою у дел.

Если что звенит в кармане,
Мне огласка не нужна.
Много северных компаний,
А Лютеция5 – одна.
Я теперь в своей тарелке:
Пошумел – и был таков.
Выезжаю я на стрелки
Под эскортом бандюков.

Здраво я смотрю на вещи, –
Своего не уступлю.
Я люблю поющих женщин
И танцующих люблю…
Посмотри, какие… пряди, –
Ноги – прямо от голов…
А зовут меня Аркадий.
Мой девиз: всегда готов.

________

3 Намёк на песню Машины времени.
4 …Помните тост шефа в Бриллиантовой руке?
5 ТОО, возглавляемое Аркадием, – название фирмы, разумеется, изменено.


Дон-Бондаренко-Жуан6
…исповедь едущего на метро приятеля, помешанного на любви ко всему португалоязычному (т.е. португальскому, бразильскому, ангольскому, мозамбикскому и даже гвинея-биссаускому и кабо-вердевскому). В общем, «эти сладкие двадцать минут до Московской…».Читается с присущими ему акцентом и жестикуляцией

Кто-то в бизнесе крутится, жизнью рискуя,
Кто-то тщится рассеять науки туман…
Я же просто живу, ни о чём не тоскуя,
Потому что я Дон-Бондаренко-Жуан…

Я в душе молодой, парень внешности броской.
Я с годами не чувствую тяжести лет.
Эти сладкие двадцать минут до Московской7
Мне порой представляются Парком Побед8.

Я люблю на сиденьи в метро затеряться,
Чтобы с места глазами вагон обводить.
И хотя там написано: «не прислоняться»,
Прислоняюсь я взглядом к фигурам девиц.

…Тьфу, какая-то клава с раздрызганной сеткой
Смотрит прямо в упор… чтоб от мужа уйти.
Лучше я познакомлюсь, вон с этой брюнеткой.
Помоги мне, Бразилия!9 Ира, прости!..10

Я глазами стреляю без всяких прихватов
И когда её взглядом израню сполна,
Приглашаю наверх, прямо… на эскалатор,
Чтобы там, наверху, согласилась она.

Я вопросами лишними дам не неволю, –
Намекаю им просто на рай под луной:
– Как зовут Вас?
– Наташа.
– Вы учитесь в школе?
Ну а я… из Бразилии еду домой.

Если дама умна, ну хотя б мало-мальски,
Если ей не понятен знакомства резон,
Обьясняю ей сходу я… по-португальски,
И она, торопея, даёт телефон…

Я её разыщу по её телефону.11
И когда до постели знакомство дойдёт,
То признаюсь ей в пылкой любви… к Лиссабону,
И она мне… ангольскую песню споёт.

Я в душе молодой: кровь еще не остыла, –
Обливаюсь я душем холодным с утра.
…Слышу: «Станция… Эректросила12».
Холод где-то снаружи. А в сердце – жара.

________

6 Фамилия изменена.
7 и 8 Названия станций метро.
9 Дима помешан на всём португалоязычном (включая и соответствующие страны).
10 Ира – жена Димы.
11 Диминой речи свойственна излишняя повторяемость (…еë… еë).
12 Станция Электросила, что на одной линии с Московской и Парком Победы.



Миниюбка
(пошленькая песенка)

Нет красотки без походки.
Ноги выструнят колготки,
Что для тонкой обработки
Заняты́х мужских сердец.
Растревожась моды писком,
Встанет что-то обелиском,
Коль над этим всем изыском
Миниюбка как венец.

[припев:]
Миниюбка, миниюбка, –
Изо рта упала трубка, –
Ты так женственно и хрупко
Пробуждаешь грёз ростки.
И не важно, миниюбка,
Кто ты: Танька или Любка.
Ты всегда спасенья шлюпка
В океане злой тоски.

…Ждут учёные находки,
Чтоб за рюмочкою водки,
Обсудив открытий сводки,
В главной премии сойтись. –
Кто придумал для заводки
Миниюбку и колготки,
Я тому без всякой сходки
Дал бы Нобелевский приз.

[припев:]
Миниюбка, миниюбка
Подойди ко мне, голубка,
Мы как селезень и утка, –
Чем не праздничный лубок?
Страсть всерьёз, а может, шутка, –
Ты её впитай как губка.
И я буду, хоть минутку,
Пред тобой как голубок.


Совет наивным ухажёрам
…или ухо-Жорам, ухо-Ваням, ухо-Толям и т.д. – Ещё одна пошлятинка, –
на этот раз по мотивам шлягеров Леонида Утёсова

Авторское предупреждение
:

Запеть куплет Утёсова мажором,
Любой захочет после первача.
Но мой намёк наивным ухажёрам:
Косит под вид «копеешной» свеча…13

Если Вы не вняли авторскому предупреждению, то я вам спою следующее:

Она всегда одета как красотка,
Каких не встретишь в хит-парадах мод.
У ней такая лёгкая походка,
Что за собой любого уведёт.
Покой и сон улыбкою отнимет
Её глаза теплом обволокут
Покажет ножку, юбку приподнимет, –
И все мужчины словно мухи мрут.

У ней как струны длинные ресницы,
Клубничны губы, персиками грудь,
И если Вам когда-нибудь приснится,
Не просыпайтесь – будет не уснуть.
Звоните ей. Дарите ей подарки,
Но мой совет: не назначайте встреч,
Не то желанье станет слишком жарким,
И Вы всерьёз рискуете истечь.

________

13 От «копеешной» (т.е. копеечной) свечи Москва сгорела…


Пародия на песню «Мои года – моё богатство»
искренне уважаемому Вахтангу Кикабидзе посвящается; стихотворение написано в 80-е годы

Уж голова моя седа,
Хоть я и чёрный от природы.
Не деньги я копил, – года́:
Мое богатство – это го́ды.
Я часто время торопил.
Привык в любом кино сниматься.
Но ни копейки не скопил:
Мои года – моё богатство.

Вам подтвердит любой грузин,
Что годы дарят нам удачу.
Они мне дали лимузин.
Они мне выстроили дачу.
Я скромный сын своей страны.
И что бы там ни говорили,
Брильянты для моей жены
Мне тоже годы подарили.

И хоть я нищ как никогда,
Зимы мне нечего бояться:
При мне всегда мои года:
Мои года, моё богатство.
Но если вдруг придет беда:
«Откуда дача?» – судьи спросят, –
Надеюсь, добрые года
И в той беде меня не бросят.

А если скажут мне в суде:
«Твоя звезда, увы, погасла», –
Возьмëт в наследство сын себе
Мои года, моё богатство .
Шепчу «спасибо» я годам
И пью коньяк взамен лекарства.
И никому я не отдам
Мои года, моё богатство!


Учит психологию красотка
на мотив арии апостолов из рок-оперы Уэббера
«Иисус Христос-суперзвезда»

Учит психологию красотка.
Крепок психологии гранит.
Опустел кофейник, допита водка,
А красотка всё учит и не спит.

Что такое мировосприятье? –
Это ясно и для дурака:
Хорошо, когда с кошельком приятель
И ужасно, когда без кошелька…

Логику осилить ей едва ли, –
У красотки свой есть в жизни путь:
Если Лёша с Димой за-ко-лебали,
Значит с Петею можно отдохнуть…


Да здравствует дружба!
песенка-лесенка

Да здравствует дружба! Да здравствует дружба! –
Так нежно и мило выводят смычки.
…Коллега на службу, Коллега на службу,
Коллега на службу забыла очки…

Друзья почему-то стараются круто
С неистовой силой друг друга учить.
…Коллега компьютер, Коллега компьютер,
Коллега компьютер забыла включить.

Подмечу я робко: к бутылке есть пробка,
А значит, и вывод к напеву смычков:
Не видно, где кнопка, не видно, где кнопка,
Не видно, где кнопка, когда без очков…


Памятка служащему

Вступая в должность важную,
Запомни наперед:
Напористость отважную
Выбрасывай за борт.
Не мчись с излишней скоростью,
Но жми на тормоза.
Покладистость с покорностью –
Два главные туза…

Учись тузам поддакивать
И неприкрыто льстить.
Не стоит ум оплакивать
И неучей костить.
К успеху дверь понятливым
Не заперта замком.
Не модно быть талантливым.
Надëжней – дураком.

Будь, как и все, доверчивым –
Об истине не плачь. –
Инструкциями меченым. –
Они залог удач.
Ведь логике обученным
Толпу не перегнать.
Не сладко нынче вдумчивым. –
Их норовят прогнать.

Святым работодателям
Всегда за всë поклон.
Живи лишь по понятиям,
Без ссылок на закон.
Трудись, начальство радуя,
Рабу – начальник рад.
Окутай кривду правдою. –
На свете много правд.

Знать, не поставят памятник
За правоверный раж.
Запомнить эту памятку
Сумей как «Отче наш».
Пусть вера, как и водится,
В сердцах помянет всех,
Кому, увы, приходится
Трудиться за успех!


Первой и… незабвенной тëще

Я подпишусь на телеграмме,
Признан
ье посылая Вам:
Любимой тёще; ей же – маме.
Ваш бывший зять. Вселенский хам
.

Казалось бы, нет дела проще,
Чем спеть о той, с кем «век дружу».
Но не слагал я вирш о тёще,
И вряд ли в будущем сложу…
Хотя, постойте, есть причина
Дать вдохновению разбег:
Святое хобби – медицина.
Она поклонница аптек.

Ещё во времена Петруши14
От хахельских пахучих роз
У Неллички болели уши,
Отваливался напрочь мозг,
Биенье сердца учащалось.
Печонка начинала ныть.
Но всё в итоге возвращалось
Туда, где надлежало быть.

Рецептов фельшерских пучина
Засасывала. И она
Самозабвенно всех лечила,
Коль не была сама больна…
И бог бы с ним, с пропавшим слухом, –
У Нелли слышит каждый нерв. –
Леча, она упала духом…
Ища в России новых жертв.

…Америка ей дух вернула:
Почуяв юношеский хмель,
С поребрика так сиганула,
Что в страхе обомлел Мишель15.
Нога – в порядке, даже обе.
Другим мне памятен соскок. –
Воскресло вдруг былое хобби…
Как завещал великий Блок:

Живи ещё хоть четверть века,
Всë будет так – иного нет:
Над холодильником аптека.
В стене – аптечный кабинет.
Уедешь, – всё начнёшь с начала,
И потекут все воды вспять, –
Хотя без ряби, без канала, –
Аптека… Нелли… бывший зять.

__________

14 Петруша – прежний муж.
15 Мишель – муж нынешний и любящий.


Нелли в Нью-Йорке

Оставив посылки, готовку, уборку
И прочих забот кабалу,
С Мишелем гуляла она по Нью-Йорку,
Целуясь на каждом углу…
И небо сияло над ней голубое, –
Ни холод, ни снег, ни метель.
Снималась она у таблички Плэйбоя,
Ложилась у входа в отель.

Краснел её бант, где Гринви́лладж и Сохо,
По Пятой алел авеню.
«Мотаун» наивный, не чуя подвоха,
Вдруг не досчитался меню.
Она любовалсь большими домами. –
Порою, увы, впопыхах.
А рядом Мишель… был в плаще с …кармана́ми16.
И оба при этом в… шарфа́х17.

__________

16 и 17 Нелли, будучи профессиональным редактором, очень не любит неправильные ударения.


Нам всем часы перевели

Вчера мне Нелли сообщила
Сквозь раговор, «промежду» фраз,
Что в честь прекрасной годовщины
Петруша нам обрезал час.
Мол, час – не час уже, и точно:
Когда наладился в бассейн,
Гляжу на стрелки непорочно:
А там уже не шесть, а семь…

Тут Нелли выразилась ярче:
«Рассудок сердцу не указ, –
Роман – Любовь18, а это значит,
Все будут меньше спать на час.
Не осознал я как-то сразу,
Потом лишь бунтом проорёт:
Ну, ладно бы назад, зараза. –
А то ведь перевёл вперёд!

Теперь, не выспавшись, до срока
По первой утренней росе
Нестись шагами по широкой19
На службу, что отныне в семь.

Гнев от совета в миллиметре…
Скажу, пускай и невпопад:
Переводи в своём пресс-центре20,
А наш не трогай циферблат.
Мы тут в другой, не в Вашей зоне,
Иным минутам счёт ведём.
Стабильно время в Аризоне,
И на Гавайях – всё путём.

Во временных проёмах узких
С часами шуточки – внаклад.
Вы их в музей отправьте Русский21
Как чистой Правды22 экспонат.
Геннадий Фёдорыч, вы шулер, –
Зачем со временем подвох?!
А то пожалуюсь Мишуле, –
Тогда Вам точно «хэндэхох»23.

…Ваш возраст, Нелли, кто заметит ?
Поклон Вам до сырой Земли!..
Что ради Вас на всей планете
Нам, всем, часы перевели…

________


Purchase this book or download sample versions for your ebook reader.
(Pages 1-20 show above.)